Библиотека трейдера  
   
Новые поступления
Технический анализ
Фундаментальный анализ
Основы биржевой торговли
Экономика
Словари
Forex
Риск-менеджмент
Пишите нам


Преимущества от раздела финансов

Когда дети имеют реальный контроль над собственными деньгами, им легче противиться своим неумеренным желаниям и каждое из них они вынуждены взвешивать. Это освобождает также и родителей от неизбежной необходимости играть судейскую роль в семейной экономике. Если моя дочь считает, что может добавить кое-какие дорогие аксессуары в свою комнату, ейне нужно убеждать меня в том, что эта покупка является хорошей идеей, — ей нужно убедить в этом себя. А если она решит попросить у меня совета, то знает, что я выскажу хорошо известное ей мнение о нежелании тратить деньги на покупки, не приносящие никакой пользы (хотя это мнение, несомненно, идет вразрез с желаниями девочки-подростка). Но поскольку мы уже установили разумное четкое разграничение между моими ресурсами и ее, то эта проблема может сама собой решиться рационально. Вопрос, на который должна была ответить моя дочка, состоял не в том, «как мне уговорить папу заплатить за это?», а в том, «действительно ли это то, чего я хочу?».

Когда детям позволяют самим копить или контролировать свои деньги, это дает возможность родителям избавить себя от весьма неприятной необходимости принимать решения. «Я не буду тебе это покупать, но у тебя достаточно денег, чтобы купить самой, если тебе это действительно так нужно», — эту фразу я так часто произносил в нашем доме, что теперь это стало предметом шуток и добродушного подтрунивания надо мной. Зато теперь они знают, что стали более свободными в финансовом отношении, чем до того, как получили некое подобие финансовой независимости, и их свобода освобождает так-же и меня. Решение о том, «стоит» ли покупать данное украшение или видеоигру, — уже не возлагается на родителей; мы с женой освободили себя от этих забот.

Несколько лет тому назад мои дети решили приобрести пишущий привод для компакт-дисков к персональному компьютеру, позволяющий не только играть в электронные игры, но и записывать их. Они сказали, что если я потрачу деньги на это устройство и установлю его на одном из постоянно увеличивающегося поголовья семейных компьютеров, то они будут записывать компакт-диски и для меня. Это позволило бы мне быстро возместить сделанную мной инвестицию — около 300 долларов — в виде самодельных дисков с моими любимыми песнями. Я сказал детям, что заинтересован в том, чтобы иметь доступ к пишущему приводу, но не в том, чтобы полностью заплатить за всю штуковину, так как главными, кто выигрывает от этой сделки, будут, несомненно, эти двое хитрецов. И они проявили понимание. После коротких переговоров мы пришли к соглашению разделить стоимость устройства на три части. Кроме того, мы порешили, что я возьму на себя его установку на одном из их компьютеров — а они будут делать для меня компакт-диски, как только я их об этом попрошу.

Эти переговоры проходили в точности так, как должны, по моему мнению, вестись переговоры относительно семейных финансов. Я понимал, чего мне будет стоить пишущий привод, а мои дети понимали, чего это стоило бы им, — и мы пришли к общему решению, не прибегая к обычным приемам подольщения, хныканью или реву. Но такой выход был бы невозможен, если бы дети не имели полного контроля над своими личными деньгами. Я знаю, что они отнеслись к этому серьезно, так как им необходимо было выложить крупные суммы реальных денег, сберегаемых в течение длительного времени. (Я особенно гордился ими, наблюдая за тем, как они изыскивали пути уговорить меня принять участие в покупке.) Все мы вели себя очень рационально, и все оказались в выигрыше.

Потребности и желания

Как-то у нас с сынишкой велись подобные переговоры относительно покупки ему велосипеда. Когда он увидел у своего друга велосипед совершенно новой модели, он решил, что старый велосипед не может больше его удовлетворять, и заявил, что ему нужен новый. Я сказал, что, по моему мнению, имеющийся у него велосипед (подарок от меня и мамы) прекрасно выглядит ивполне еще ему подходит, и поэтому не считаю нужным заменять его новым. После этого я добавил: «Твой велосипед все еще является ценной вещью, а кроме того, у тебя накопилось немного денег. Если ты обменяешься с кем-нибудь своим велосипедом или продашь его, использовав вырученные деньги для покупки нового, тогда можешь позволить себе эту роскошь. Это тебе решать — не мне».

Он трезво рассмотрел проблему со всех сторон и пришел к выводу, что ему не нужен новый велосипед. Поскольку деньги принадлежали ему, он воздержался от нерациональной покупки.

Но если бы его активы не находились под его личным контролем, то наша дискуссия — независимо от ее исхода — строилась бы исключительно на одних эмоциях.

  • Мне нужен новый велосипед!
  • Нет, он тебе не нужен!
  • Нужен!
  • Нет, не нужен!
  • Нужен!
  • Не нужен!
  • А я говорю — нужен!
  • А я говорю — нет!

Все подобного рода споры, как правило, вязнут в неизбежных и в конечном счете неразрешимых проблемах, таких как действительно линужны 27 передач и так ли важно, чтобы вместо алюминиевых деталей были титановые, и настолько ли велосипед дружка лучше. (Между прочим, переключение внимания с главной темы спора является хорошей риторической тактикой, если вы оказываетесь вынуждены защищать непригодную для защиты позицию в сражении со своими детьми.)

Суть не в том, чтобы решить вопрос — лучше ли новый велосипед (ясно, что лучше), а в том, чтобы решить, будет ли то, что «лучше», стоить этой цены. Это решение может принять только тот человек, который контролирует свои деньги, и правильное решение будет принято только в том случае, если тот, кто распоряжается своими деньгами, получает выгоду от данных расходов.

Этот принцип чрезвычайно важен, поскольку ответственность невозможна без контроля. Все дети обладают повышенным чувством собственности, и поэтому те из них, кто имеет свои деньги, проявляют большую заботу о том, чем владеют, чем те дети, у которых нет собственных денег. Велосипед — это нечто большее, чем просто средство передвижения, если воспринимается ребенком, который на нем катается, как сокровище или (в случае замены) как форма денежного обмена. Даже если мой сын потеряетинтерес к езде на велосипеде, он все-таки знает, что велосипед принадлежит ему и определяет его экономическое благополучие и что если он оставит его на улице под дождем, то велосипед может пострадать и от этого станет менее ценным. Чувство собственности — это как раз то, что заставляет взрослых лучше обращаться с собственными автомобилями, чем с теми, которые они берут в аренду. А мы хотим научить своих детей вести себя как собственники, а не как арендаторы. И, разумеется, мы не хотим, чтобы они вели себя как равнодушные ко всему эксплуататоры, оставляющие после себя непригодную для жизни землю.


 
 

Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3Карта сайта №4Карта сайта №5