Библиотека трейдера  
   
Новые поступления
Технический анализ
Фундаментальный анализ
Основы биржевой торговли
Экономика
Словари
Forex
Риск-менеджмент
Пишите нам


Нейтралитет

С обоими детьми я старался держаться, по большей части, как нейтральный наблюдатель, а не финансовый советчик. Я сделал лишь несколько беспристрастных замечаний относительно рынка акций, прокомментировал пару своих собственных удачных и неудачных инвестиций и показал им реальные портфели, которыми управлял в их интересах. Кроме того, я приложил все силы, чтобы объяснить им разные виды инвестиций.

Но, по большей части, если меня не спрашивали, я ничего не говорил. Я не хочу, чтобы дети просто копировали мои собственные успехи и неудачи как инвестора, а хочу, чтобы они сами обрели чутье относительно инвестиций и увидели, какое воздействие оказывают на их богатство непредсказуемые события, происходящие на нашей планете (такие, как атака террористов 11 сентября 2001 года), так же как и совершенно предсказуемые экономические и финансовые новости. Моей целью является не передача детям «мудрости» — избытком которой я не могу похвастаться, — а предоставление им возможности получить некоторый опыт из первых рук, тщательно взвешивая возможный финансовый риск. Всегда трудно учиться на ошибках других людей, потому что нет гарантий на то, что, оказавшись в их ситуации, они не проявили бы такой же глупости. Я считаю, что мои дети научатся быстрее, если ошибки, которые они могут сделать, будут их собственными ошибками.

Я старался также избегать столь естественного для взрослых стремления испортить интересный, образовательный опыт, похоронив его под свинцовыми пластами обязательств, используемых в качестве карательных мер: я не требовал от моих детей комиссионных в качестве биржевого брокера и не облагал налогами их прибыль с капитала. Комиссионные и налоги являются реальной частью мира реальных инвестиций, но детей не нужно прямо сейчас обременять всеми этими неприятными деталями. Очень скоро они и сами смогут узнать все, что нужно знать о налогах и ценах. А на данный момент, подчеркиваю, я учу их всему понемногу, просто предоставляя кое-какие реальные благоприятные возможности, чтобы посмотреть, смогут ли они проявить способность к компромиссам между риском и вознаграждением.

А как насчет Банка папы?

Фондовая биржа папы не могла открыться, пока не закрылся Банк папы. Почему? Потому, что ни один здравомыслящий инвестор не отказался бы от гарантированной процентной ставки 3% в месяц (поддерживаемой абсолютной верой и кредитом самого папы) вместо инвестирования данных средств в рынок акций. (Ха-ха, если бы кто-нибудь когда-нибудь предложил вам даже гарантированный 1% в месяц, вы бы, наверное, продали все акции и вложили свои деньги в это предложение, потому что это намного большесреднего дохода по акциям на протяжении последнего столетия или около того.)

Меня беспокоил этот факт в течение тех лет, когда мои дети все еще были клиентами Банка папы. Я хотел, чтобы они приобрели некоторый опыт относительно рынка акций, и одновременно не хотел принуждать их делать инвестиции, которые моя собственная банковская система считала нерациональными. Так что же делать?

Наконец, мне пришла в голову мысль установить потолок на разницу между поступлениями и выплатами на счет в Банке папы, с тем чтобы у детей не было иного выбора, кроме как переместить свои избыточные фонды в «Dad & Co.», как только они превысят установленный мной лимит (скажем, 200 или 300 долларов). Но меня беспокоило то, что такое перемещение может показаться принудительным, а ведь я на самом-то деле не хотел отнимать у них стимул к добровольным сбережениям, чего добился с такими трудами. Я также не хотел убеждать их, что полностью свободная от риска инвестиция (Банк папы) приносила доход, значительно превышающий средний доход от очень рискованных инвестиций (Фондовая биржа папы).

Но мои дети решили эту проблему за меня, решив (в возрасте 12 лет) иметь реальные счета в банке и реальные кредитные карточки. Это свелогарантированное возмещение по их сбережениям до нуля, заставив их, таким образом, посмотреть на рынок акций как на потенциально стоящий этого дополнительного риска. А предлагая им денежный рыночный фонд, я обеспечивал безопасную альтернативу сбережений в том случае, если они решат, что овчинка стоит выделки.

Подготовительные вопросы: объясните своим детям, что такое фондовый рынок

Инвестирование в рынок акций — тема более трудная для понимания, чем инвестиции в виде сберегательного счета, поэтому если вы хотите, чтобы дети вышли на рынок акций, то вам придется им кое-что объяснить. Вот главный вопрос: «Чем вы в действительности владеете, когда имеете на руках ценные бумаги?»

Это вопрос, на который любой родитель должен быть готов дать ответ — или даже подтолкнуть детей к такому вопросу, если они не зададут его сами.

Хороший ответ похож на тот, который дал мне отец, когда я был мальчишкой: «Когда ты владеешь ценными бумагами, то в твоем владении находится очень небольшая, но весьма реальная часть компании, которая их выпустила». Помню, на меня эта идея произвела необычайноевпечатление, и сквозь завесу времени я все еще слышу, как бахвалился этим перед моими дружками в первом или втором классе. На опекунском счете, которым мой отец управлял в моих интересах, было несколько акций «Ford Motor Company». В результате, как я понял, я приобрел в свое владение крошечную часть каждой фордовской фабрики, каждого офисного здания, письменного стола, скрепки для бумаг и площадки для парковки — все это стало моим, хотя на самом деле эти части владения можно было бы измерить разве что в молекулах, если не в электронах. Все же, когда я видел проезжавший по улице форд, я думал: «Я произвел этот автомобиль». Я также знал, что я, как долевой владелец этой компании, имел право на незначительную часть прибылей «Ford» и что моя доля этой прибыли будет мне выплачена (или, по крайней мере, добавлена к моему счету акционера) в форме квартальных дивидендов.

Как держатель акций «Ford», я владел также и третьей вещью, которая часто бывает самой важной из всех (хотя мне тогда это не приходило в голову), — незначительной частью каждого позитивного, негативного, нейтрального, благоразумного, глупого и безумного мнения, которое я и любой другой человек в мире мог иметь о «Ford Motor Company» и ее акциях, а также обудущем и того, и другого. Рынок акций — это такой же рынок, как рынок бини-бэби, и судьба акций «Ford» в любой момент времени не определяется безошибочно какой-нибудь научной формулой, основанной на книгах прихода и расхода, а находится в значительной степени под влиянием страхов, надежд, энтузиазма, неправильных представлений, сомнений, ожиданий, рационалистических объяснений, эмоций, непониманий, нерациональности, мечтаний и ментальных проблем каждого, кто покупает или продает акции либо пускает о них слухи, пишет о них в газету, рассказывает о них по телевизору или передает о них ложные сведения на интернет-сайте для обмена мнениями. Иными словами, ценность пакета акций в конечном счете определяется мнением людей. На это мнение могут оказать сильное влияние оценки активов данной компании, выведенные пером на бумаге, и разные объективные расчеты относительно производительности компании как бизнеса. Но, в конечном счете, акция, подобно бини-бэби, стоит ровно столько, насколько стоящей ее сочтут люди.

Вот вам итог. Когда вы владеете пакетом акций, вы владеете тремя вещами:

  • небольшой частью того, чем владеет компания;
  • небольшой частью того, что зарабатывает компания;
  • небольшой частью того, что другие люди думают об этой компании и ее акциях.
То же самое, только наоборот

А вот другой способ объяснить все это ребенку. Надо подойти к этому делу с противоположной стороны, попросив ребенка представить, что он владеет не маленькой частью какой-нибудь компании (такой, как «Ford»), a всей этой компанией. Если бы ваша дочь зачем-то приобрела всю «Ford Motor Co.», то чем она владела бы? Ну, она владела бы всеми заводами и площадками для парковки и всеми скрепками для бумаг — все это принадлежало бы ей. Кроме того, она была бы главой всего этого; сидела бы за председательским столом (если бы захотела) или могла бы нанять кого-то другого, кто сидел бы там вместо нее. Она могла бы принимать неожиданные решения: прекратить производство грузовых автомобилей, или продать главное управление компании и потратить вырученную сумму на леденцы, или выкрасить все форды следующего года выпуска в пурпурный цвет, или сделать что-нибудь еще — что она только пожелает. А если бы «Ford» получала прибыль, то эта прибыль была бы полностью ее, поскольку она— единственный владелец этого бизнеса. Она могла бы положить свою прибыль в огромную копилку размером с дом или инвестировать ее в какой-нибудь новый завод по изготовлению бамперов для мини-фургонов либо пустить ее на покупку пиццерий по всему миру и т.д.

В действительности же у компании «Ford» много владельцев-акционеров, а не один-единственный. Но эти акционеры сообща обладают теми же правами, какими обладала бы ваша дочь в одиночку, если бы собственноручно владела всей этой огромной промышленной империей. Многочисленные акционеры компании «Ford», действуя сообща, должны принимать все подобные решения, хотя они влияют на их принятие только косвенно (если вообще утруждают себя заниматься этим делом) — путем голосования за список кандидатов в директора, которые принимают некоторые серьезные решения самостоятельно, но, как правило, выбирают других людей принимать другие решения от имени всех акционеров.

Другими словами, акционеры управляют компанией, в сущности, таким же образом, какизбиратели управляют нашей страной — выбирая других людей, чтобы они делали за них всю грязную работу. Их владение компанией до малейших деталей настолько же реально, как и собственность вашей дочери, если бы она одна полностью владела компанией. Это владение просто распространяется на большую группу людей, которые сообща (а не по отдельности) осуществляют свои права. Вот это-то и означает, что акционер реально и подлинно владеет небольшой частью компании, которая выпускает на продажу свои акции.


 
 

Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3Карта сайта №4Карта сайта №5