Библиотека трейдера  
   
Новые поступления
Технический анализ
Фундаментальный анализ
Основы биржевой торговли
Экономика
Словари
Forex
Риск-менеджмент
Пишите нам


[ Prev ] [ Content ] [ Next ]

Группы интересов могут использовать политический механизм государства, чтобы обирать налогоплательщиков потребителей

Когда деятельность государства ограничена жесткими рамками, оно способно внести неоценимый вклад в экономическое процветание. Для этого, однако, требуется нечто большее, чем демократия. В условиях современной демократии, к сожалению, демократически избранным политическим деятелям выгодно поддерживать интересы отдельных групп в ущерб обществу в целом.

Осуществляемые с этой целью государственные меры сулят существенные выигрыши членам хорошо организованных групп (скажем, промышленникам, членам профсоюза или фермерам) в противовес интересам массы налогоплательщиков или потребителей. Если группа относительно невелика, то выигрыш каждого из ее членов значителен. И наоборот, если людей, которым наносится ущерб, много, -- издержки, налагаемые на каждого из них, не слишком заметны, а их источник достаточно трудно отследить.

Нетрудно понять причину, по которой политики оказываются на стороне таких группировок. Поскольку каждого члена такой группы ожидает значительный выигрыш, все они заинтересованы в объединении, чтобы совместными усилиями довести до сведения кандидатов или уже избранных законодателей, как им не терпится добиться успеха в своем деле. При выборе того или иного кандидата и оказании ему финансовой поддержки многие члены таких групп будут исходить из того, какие позиции он занимает в вопросах, представляющих для них особую важность. Что же касается остальных избирателей, то, поскольку эти вопросы мало касаются их интересов, они в массе своей будут недостаточно информированы и пассивны.

Как следует поступать политику, стремящемуся к победе на выборах? Вполне очевидно, что от неинформированного и незаинтересованного большинства пользы будет немного, тогда как шумных сторонников и, главное, их вклады в избирательную кампанию можно заполучить, проводя меры, отвечающие их групповым интересам. В эпоху, когда средства массовой информации оказывают огромное воздействие, политики с особым рвением поддерживают такие группы, чтобы выудить из них средства для избирательной кампании и вложить их, например, в создание благоприятного телевизионного имиджа. При этом политические деятели, не желающие обменивать государственную казну на поддержку заинтересованных групп, оказываются в весьма уязвимом положении.

Таким образом, при существующих правилах действиями политиков управляет невидимая рука, заставляя их выражать интересы групп, хотя это оборачивается потерями для общества. Представительные органы власти, сформированные исключительно по принципу правления большинства, не в состоянии разрешать проблемы, связанные с групповыми интересами.

Именно склонностью политиков действовать на пользу хорошо организованным группам можно объяснить существование многочисленных категорий государственного вмешательства в экономику, уменьшающих размер общественного экономического "пирога".

Наглядный пример -- канадские советы по сбыту сельскохозяйственной продукции, созданные по инициативе провинциальных властей якобы для того, чтобы стабилизировать издержки и гарантировать качество продуктов, производимых под их эгидой. С экономической точки зрения эти советы являются официально санкционированным картелем, который контролирует предложение молока, яиц, кур и т. п. с помощью предписаний, кто именно может производить эти продукты и на каких условиях.

На практике такой контроль означает сокращение предложения и вздувание цен. Имея возможность контролировать не только внутреннее производство, но и импорт иностранных продуктов, то есть, располагая абсолютным контролем над предложением, советы по сбыту устанавливают цены на том уровне, который они считают целесообразным, -- единственным ограничителем служит опасность политического противодействия при слишком высоких ценах.

Чтобы определить, насколько цена, установленная советами, превышает уровень, который бы установился в их отсутствии, достаточно знать, во что обходится допуск на данный рынок, который должен получить каждый производитель. Например, разрешение на производство яиц и молока, -- т. е. листок бумаги, дающий это право, -- стоит столько же, сколько земля, здания, оборудование и скот, минимально необходимые для начала производства. Для получения этого разрешения канадскому фермеру приходится брать крупный банковский кредит или изымать эти средства из своего бюджета.

Поскольку благосостояние фермеров в значительной степени зависит от сохранения данных порядков, они видят прямой смысл в том, чтобы отдавать свои голоса и деньги политикам, защищающим их интересы. Рядовые же избиратели, решая, за кого голосовать, не задумываются над этим вопросом. Большинство канадцев (кроме тех, кто покупает кур, яйца и молочные продукты в Соединенных Штатах) даже не подозревают, что из-за вздутых цен каждый из них ежегодно переплачивает производителям яиц и молока несколько сот долларов, причем большая часть этих сумм достается вполне состоятельным фермерам. Поэтому политические деятели обычно оказываются в выигрыше, продолжая поддерживать фермеров, хотя эти дотации растрачивают впустую ресурсы и обкрадывают общество в целом.

Политической силой групп интересов объясняется существование импортных тарифов и квот на сталь, обувь, текстильные изделия, одежду и некоторые другие товары. Ирригационные проекты, финансируемые на федеральном уровне, льготные кредиты бизнесу, дотации аэропортам, художественным коллективам и учреждениям культуры, специальные программы помощи молодежи и престарелым, тем, кто живет в районах с высоким уровнем безработицы и, разумеется, тем, кто служит надеждой и опорой канадских политиков, дотации регионам -- вот примеры политики ради политики. В основе ее лежат интересы групп, преследующих свои интересы, а отнюдь не потребности экономики и общества. И если каждая в отдельности подобная программа является незначительным бременем для экономики, то в сумме они разоряют федеральный бюджет, растрачивают ресурсы и снижают жизненный уровень населения.

Отцы Конституции США осознавали этот недостаток демократической системы и стремились ограничить давление со стороны организованных групп, которые они называли "фракциями". Так, в Разделе 8 Статьи 1 Конституции США говорится, что для осуществления программ, содействующих всеобщей безопасности и благосостоянию всего общества, Конгресс должен устанавливать только единообразные налоги. Этот пункт был призван предотвратить использование средств, получаемых от налогообложения, в интересах отдельных групп населения. Однако с течением времени первоначальный смысл статьи был искажен решениями судов и законодательными актами. В своей современной интерпретации американская Конституция уже не способна ограничивать политическую силу хорошо организованных групп.

Основатели Канадской конфедерации не проявили ни особого интереса, ни особых познаний в этом вопросе, и, таким образом, в канадской Конституции соответствующая статья отсутствует вовсе. По этой ли причине, или потому, что канадцы менее враждебно относятся к перераспределительной деятельности правительства, в Канаде существует еще больше, чем в США программ, нацеленных на обслуживание групповых интересов.

Государство часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит

Если расходы государства превышают его доходы, возникает бюджетный дефицит, для финансирования которого государство, как правило, выпускает облигации. Такие облигации являются государственным долгом. Бюджетный дефицит увеличивает масштаб государственного долга.

Дефицитное финансирование вошло у современных государств в привычку. В 70-х и 80-х годах центральные правительства всех ведущих промышленных стран постоянно сводили бюджет с дефицитом, что, в свою очередь, приводило к разбуханию государственного долга.

Какое влияние оказывает дефицитное финансирование на экономику?

Некоторые утверждают, что государственный долг позволяет нам веселиться на празднике жизни сегодня, оставляя внукам платить по счетам. Это, несомненно, преувеличение, если большую часть государственной задолженности составляет внутренний долг. Конечно, налогоплательщикам придется платить более высокие налоги, идущие на выплату процентов по государственному долгу. Однако большая часть выплат по процентам будет также получена самими жителями страны. Таким образом, детям и внукам предстоит не только платить налоги для покрытия долга, но и получать процентные платежи. Конечно, при этом будет происходить перераспределение, поскольку не все те, кому приходится платить повышенные налоги, получат доходы от государственных облигаций. Большинство экономистов, однако, полагают, что одалживание денег правительством для покрытия бюджетного дефицита толкает вверх ставку процента, а это, в свою очередь, приводит к падению частных инвестиций. Государство может компенсировать сокращение частных инвестиций, если использует одолженные средства для капитальных вложений. Но обычно этого не происходит. Большая часть государственных расходов в индустриально развитых странах идет на нужды перераспределения, субсидии и другие цели, впрямую выгодные групповым интересам. Таким образом, бюджетный дефицит почти неизбежно сокращает запас капитала (инструментов, машин, сооружений), остающийся в наследство будущим поколениям. В результате производительность труда, и, следовательно, уровень его оплаты окажется ниже? чем в отсутствии дефицита.

Независимо от того, финансируются ли государственные услуги населению за счет долга или за счет налогов, используемые для них ресурсы становятся недоступны для производства других вещей. Строя, например, автостраду, правительство отвлекает ресурсы из частного сектора, где они могли бы использоваться каким-то иным образом. В результате текущий выпуск товаров для частного потребления оказывается ниже. Это -- сегодняшние издержки государственных расходов, и финансирование посредством государственного долга не способно отодвинуть их в будущее.

Может ли дефицит привести к экономическому краху? Кредит -- обычный способ ведения бизнеса. Многие крупные и прибыльные корпорации постоянно имеют непогашенный долг. Ключом к пониманию целесообразности кредита как в отношении отдельных лиц и частных фирм, так и государства, является соотношение между ожидаемым доходом и обязательствами по уплате процентов. Пока прибыль фирмы велика по сравнению с ее обязательствами по уплате процентов, долг не создает особых проблем. То же самое касается и федерального правительства. Пока у граждан есть уверенность, что государство может с помощью налогов собрать средства, необходимые для обслуживания долговых обязательств, правительство не будет иметь проблем с финансированием и рефинансированием своего непогашенного долга.

Расходы на обслуживание государственного долга могут, однако, расти очень быстро и привести к истощению налоговых ресурсов. На сегодняшний день, например, расходы на уплату процентов по государственному долгу поглощают 31 цент из каждого доллара, собранного федеральным правительством Канады за счет налогов. При большом государственном долге налогоплательщики могут не захотеть и дальше платить высокие налоги, все меньшая и меньшая часть которых будет направляться на предоставление налогоплательщикам государственных услуг.

Чрезмерный долг везде приводил к финансовому краху. Экономика ряда стран, включая Боливию, Аргентину, Чили, Бразилию и Израиль, в течение последних лет разрушались непомерными долгами, эмиссией денег и стремительной инфляцией. Если темпы роста процентных обязательств федерального правительства будут по-прежнему опережать темпы роста государственных доходов, то и Канада не будет застрахована от подобной участи.

Причина бюджетного дефицита не является тайной. Парламентарии любят тратить деньги на программы, доставляющие удовольствие избирателям. В то же время они не любят увеличивать налогообложение, поскольку в этом случае издержки избирателей становятся заметны. Государственный долг является удобной альтернативой текущим налогам -- он скрывает издержки и отодвигает их на будущее.

"Проблема дефицита" -- это проблема политической системы. Дефицитное финансирование -- естественное порождение неограниченной демократической процедуры принятия решений. Не сдерживаемые конституционными нормами или стойкими убеждениями политики, естественно, будут использовать дефицитное финансирование, чтобы скрыть от избирателей издержки своих программ.

Политические игры, потакающие групповым интересам, увеличивают расходы казны. У каждого, например, из 295 членов канадского парламента есть весомые основания упорно отстаивать расходы, приносящие выгоды его избирателям, и почти нет оснований возражать против расходов, предлагаемых другими. Законодатель, который попытается играть роль "сторожевого пса" в вопросе бюджетных расходов, навлечет на себя недовольство коллег, выступающих за особые программы для своих избирателей. Что еще более важно, выгоды (например, снижение налогов или падение процентных ставок) от урезания расходов и сокращения дефицита будут распределяться тонким слоем между избирателями всех округов. Таким образом, избирателям, поддерживающим того или иного члена парламента, достанется лишь малая их толика [Заметим, что названные выше выгоды от сокращения каждой отдельной статьи государственных расходов будут не только относительно невелики, но и распределены среди населения страны непредсказуемым образом. -- Прим. ред.]

Это все равно, как если бы 295 семей шли обедать, зная, что по окончании обеда каждая получит счет на 1/295 часть общей стоимости съеденного. Ни одна семья не сочтет необходимым заказывать меньше, потому что их сдержанность мало повлияет на общую сумму. Почему бы в таком случае не заказать креветки на закуску, бифштекс и омара на первое и большой кусок пирога -- на десерт? В конце концов, это добавит всего лишь несколько центов к доле каждой семьи в суммарном счете. Однако если каждый будет придерживаться подобного образа мыслей, ценность заказанного окажется меньше потраченных на него денег.

Так же обстоит дело и с принятием решений в парламенте. Парламентарии заинтересованы в проталкивании программ, помогающих их собственным округам, особенно если каждый из них сознает, что остальные поступают аналогичным образом. Кроме того, все они заинтересованы в том, чтобы скрывать от избирателей издержки государственных программ. При такой системе стимулов наиболее вероятным результатом будет большой дефицит бюджета.

Сокращает ли увеличение налогов бюджетный дефицит? Профессора Джеймс Ахиакпор и Саллех Амирхалкали, внимательно изучив канадскую статистику, пришли к отрицательному заключению. [James Ahiakpor and Sallen Amirkhalkhali, On the Difficulty of Eliminating Deficits with Higher Taxes: Some Canadian Evidence, South Economic Journal, Vol. 56, No. 1, July 1989, pp. 24 -- 31.] Причина этого состоит в том, что рост бюджетных доходов побуждает парламентариев к рассмотрению еще большего количества заявок на расходы, и, в конце концов, выгоды, получаемые за счет сокращения дефицита, сводятся к нулю. Провал недавней попытки правительства консерваторов в Оттаве снизить дефицит до уровня ниже 30 млрд. долл. путем значительного повышения налогов дает основания полагать, что этот вывод, полученный на основании устаревших данных, все еще остается в силе.

То же самое, по-видимому, происходит и в Соединенных Штатах. Исследование, подготовленное в 1991 г. для Объединенного экономического комитета конгресса, показало, что с 1947 г. каждый дополнительный доллар из средств, полученных от налогов, порождал увеличение расходов на 1,59 доллара! Таким образом, дополнительный доход приводил к еще большему росту расходов. В 1982 г. президент Рейган согласился на получившее широкий общественный резонанс увеличение налогов при условии, что Конгресс сократит расходы. Налоги были увеличены, но сокращению расходов так и не суждено было осуществиться. Президент Буш попал в ту же самую ловушку со своим печально известным бюджетным соглашением 1990 г. Налоги опять были повышены, расходы же выросли еще больше, и бюджетный дефицит вновь увеличился. При существующей политической практике нет достаточных оснований полагать, что повышение налогов сократит дефицит. Конгресс потратит каждый доллар, который попадет к нему в руки, и плюс еще несколько сот миллиардов!

Если мы действительно собираемся бороться с дефицитом, то должны модифицировать политическую систему. Нужно изменить законы таким образом, чтобы политикам стало сложнее тратить за пределами того, что они в состоянии собрать в виде налогов.

Вот некоторые способы добиться этого.

Можно внести поправку в Конституцию с требованием, чтобы федеральное правительство балансировало свой бюджет. Такое требование предъявляется к муниципальным властям Канады и к администрациям большинства штатов США.

Можно добиться и другой поправки -- о том, что по вопросам расходов федерального правительства и его прав по выпуску займов необходимо одобрение двух третей или трех четвертей членов обеих палат.

Расходы текущего года можно было бы ограничить размером доходов прошлого года.

Предлагаемые изменения усложнили бы расходование средств законодателями, если только они не желают увеличивать налоги или взимать плату за услуги государства. Они бы ужесточили бюджетные ограничения правительства, ослабили власть групповых интересов и преподали урок любителям поживиться из общего котла. Кроме того, они вынудили бы законодателей более тщательно учитывать издержки государственных программ. Все это, несомненно, повысило бы эффективность деятельности правительства.


[ Prev ] [ Content ] [ Next ]

	
 
 

Карта сайта №1Карта сайта №2Карта сайта №3Карта сайта №4Карта сайта №5